Адвокат Крат Анатолий Васильевич

С 1985 года  занимаюсь  юридической   практикой, с 1991 года- адвокатской. Выступаю защитником по уголовным делам, представляю интересы своих доверителей по гражданским делам и  арбитражным спорам  в  судах Ростовской  области.   Защищаю   в судах, прокуратуре, пока  еще в  полиции, в  учреждениях власти и управления от ” чиновничьего планктона”.   Последние 19 лет состою   в адвокатском образовании, которое  с 2004 года  является филиалом Ростовской  областной  коллегии адвокатов « Бизнес и право». Являюсь руководителем филиала. Управлять юристами, все равно что «пасти стадо котов»,  фактически невозможно, поэтому  я адвокатами  не управляю, а лишь  формирую мотивацию юриста. Что это такое ? Я сам  ясно   не  понимаю.

В сентябре 1976 году я впервые присутствовал на вводной лекции на первом этаже Ростовского государственного университета. Достаточно хорошо,именно с мелкими, на первый взгляд ничего не значащими деталями, помню, что это была настоящая классическая аудитория, круто взмывающая под потолок. Видимо, не столь много таковых найдется в настоящее время в городе Ростове. Все более просто стало. Не до изысков, главное “делать специалистов”. Но тогда, это была песня и не та ” лебединая”, как потом учили старики-следователи, называя этим сочетание составление обвинительного приговора, а именно, настоящая песня- начала. В юности казалось, еще немного,  и …ты окажешься выше, гораздо выше  преподавателя, который там внизу …что-то говорит. А преподаватель вещал о том, что многие сидящие в  аудитории мечтают быть следователя, прокурорами, судьями, так это и будет, многие таковыми станут. Немногие станут юрисконсультами, адвокатами. Но пройдет какое-то время и немногие останутся следователями, прокурорами, судьями, а большинство уйдет, как тогда говорили, в народное хозяйство либо станет заниматься адвокатской практикой. Как это было принимать? Конечно, этого не могло быть, потому что не могло быть никогда. Токарев Борис Яковлевич, низкий Вам поклон за науку. Все, что говорит ученый муж, когда- нибудь имеет свойство сбываться.

Так случилось со мной. В восьмидесятые года прошлого века, возвращаясь с очередного места происшествия, я еще был уверен в значимости совершаемых вокруг событий, участником которых волею службы являлся. Этому невольно способствовало, видимо романтика ночного города. А когда еще следователь возвращается домой после трудов праведных? Осмысление происходящего, наверное,  происходит не сразу. Время- истинный доктор, здесь никакой скорой помощи не надо. Даже скорой помощи адвоката Крат. Все выстроит. Тем более, в суетные перестроечные годы, когда в институте повышения квалификации следственных работников в г. Ленинграде, в котором в бакалейных лавках пахло настоящим кофе, а в Ростове- все только на рынке и то, не всегда.  Слышишь на лекция торжественные бравады о социалистической законности, а в реалиях…. когда тебя и таких, как ты, несколько десятков следователей, срочно самолетом -из Ленинграда под Уфу, где в лесной лощине взорвались два пассажирских поезда и сотни трупов…десятки которых надо откопать, так как за ночь к приезду высокого чина, чтобы все было благопристойно,  их похоронили под вновь проложенными железнодорожными рельсами… Избавить себя и других… от такой радости служения этому уродливому государству.  Видимо,этому в те годы научил вольный дух Ростовского университета.  В прокуратуре, где я служил до 1990 года, как и в других госструктурах, уже давно произошло расслоение по клановому признаку, то есть руководящие посты заняли дети номенклатуры, а реальной работой заняты обычные сотрудники, которые пашут без выходных по 12 часов. Естественно произошло размежевание сотрудников на «элиту» и «быдло», которое пашет без всяких перспектив на служебный рост и на которое возлагают всю грязную работу, а награды получает так называемая „элита”.

Вот уже почти двадцать лет практикующий адвокат. Получает? Мне ли судить? Хотя, как и кто может судить? Даже самый довольный твоей помощью  клиент,  не показатель твоей успешности. Каждое дело по-своему значимо. Чем выше эта значимость для тебя, тем выше уровень ответственности за результат.  Если степень готовности помочь сравнима со значимостью дела в жизни твоего  доверителя и подзащитного, тогда все в порядке, как для тебя, так и для тех, кто обратился к тебе за помощью.