Взяткодателю

Совет  

Ни в коем  случае не предлагайте  взяток.  Это уголовно наказуемо и аморально.  Почему этого не следует делать?   На этот вопрос  ответили давно. Впрочем, что изменилось? Ничего. Просто раньше  берущий назывался мздоимец, сейчас- взяточник.   Итак,  СОВЕТ, почему не надо давать взяток, от А.П. Чехова.

«Дверь самая обыкновенная, комнатная. … По ту сторону двери сидит  ждущий взятки Максим Иванович…а по  эту сторону стоят два человека и рассуждают:

– Мерси-с! – Это вам-с, детишкам на молочишко. За труды ваши, Максим Иваныч. Ведь дело три года тянется, не шутка… Извините, что мало… Старайтесь только, батюшка!

– Не берут. Жаль-с… Я ведь от души, Максим Иваныч… Это не какая-нибудь взятка… Это приношение от чистоты души… за труды непосильные… Я ведь не бесчувственный, понимаю их труд… Кто нонче из-за одного жалованья такую тяготу на себя берет. Гм… Так-то-с… Это не взятка-с, а законное, так сказать, взятие… – Нет, это невозможно! Он такой человек… такой человек!

– Знаю я их, Максим Иваныч! Прекрасный они человек! И сердце у них предоброе, душа филантропная… гуманическая… Ласковость такая… Глядит он на тебя и всю твою психологию воротит… Молюсь за них денно и нощно… Только вот это дело слишком долго тянется! Ну, да это ничего… И за все добродетели эти хочется мне благодарить их… Рубликов триста примерно…

– Не возьмет… Натура у него другая! Строгость! И не суйтесь к нему… Трудится, беспокоится, ночей не спит, а касательно благодарности или чего прочего – ни-ни… Правила такие. И то сказать, на что ему ваши деньги. Сам,  миллионщик!

– Жалость какая… А мне так хотелось обнаружить им свои чувства! (Тихо.) Да и дело бы мое продвинулось… Ведь три года тянется, батюшка! Три года! (Громко.) Не знаю, как и поступить… В уныние впал я, благодетель мой… Выручьте, батюшка! (Пауза.) Сотни три я могу… Это точно… Хоть сию минуту…

– Мерси-с… Он уважит… Только вы не триста рублей… С этими паршивыми деньгами и не суйтесь… Для него это нуль, ничтожество… газ… Вы ему тысячу…

– Две тысячи! – говорит кто-то по ту сторону двери.»

Занавес падает. Да не подумает о сем кто-либо худо!»

******

Еще из других книжек:

Заспанный Ной выглянул из ковчега и хмуро посмотрел по сторонам.

– Кто тут еще? Сказано, что местов нет…

– Это мы: голуби.

– Ишь ты, сколько тут вашего брата шляется… Говорю: все занято…

******

Начинало темнеть, когда бригадир сказал в последний раз:

– Мое окончательное слово – тысяча шестьсот.  Причем сейчас, вот здесь, наличными… Отвечай, чингисхан, только сразу – годится?

Гортанно выкрикнув: «Зарэзали, убили!» – Бала решительно сел на край платформы. Далее – ухватившись за подошву ялового сапога, начал разуваться. Тесная восточная обувь сходила наподобие змеиной кожи. Бала стонал, извлекая рывками жилистые голубоватые ноги, туго обложенные денежными купюрами. Отделив небольшую пачку сторублевок, восточный человек шепнул:

– Бери!    ( С. Довлатов ” Виноград”)