Дневник Адвократа или записки Усть-Быстрянского психиатрического диспансера

Неумение объяснить смысл своей практики; нежелание слушать и понимать клиента, личная и профессиональная неубедительность, неудовлетворительное соотношение «цена — качество», объединяет все эти проблемы: чаще всего одно: адвокат с клиентом так и не научились по-человечески общаться.
Этот раздел, в форме дневниковых записей, помогает мне формировать, так называемую мотивацию юриста, о которой я писал на первой Главной странице сайта. Мне не чуждо  чувство личных и профессиональных побед, важна для меня оценка мной правовых поручений от клиентов и качество их исполнения,  доверие ко мне и юристам, которые выполняют эти поручения, атмосфера в коллективе, баланс личной и профессиональной жизни. Поэтому и появилась эта страничка сайта, которую я назвал

« Дневник advokrata  или записки из Усть-Быстрянского психоневрологического  диспансера »

В отдельные дни, записи,  о бытие которых отсутствуют,  были заполнены хлопотами по старым, долгоживущим  делам, в которые я не пытался, как старые меха, наполнить новым содержанием, чтобы  не повлечь повреждение выстроенной защиты, равно, как новое вино всегда прорвет старые меха, используя  библейское  сравнение.

Время,  а правильно, его отсутствие,– единственный критерий определяющий отсутствие здесь записей в такие дни.   Великий Господин Время безжалостной  рукой  удаляет еще не написанное.  Получается так, я еще не написал, а Он, Господин, уже удалил.

Уверен, глупо пытаться восстановить записи по дням прошедшим.  Остался день  без записи, значит, не судьба.     Не надо  пытаться следовать по следам давно ушедших событий.  Зачем гнаться по следам того, что уже давно окончено, писал Булгаков.  Живем днем сегодняшним (   А потом в этой стране столько праздных дней. 23 февраля-день защитников, чем не профессиональный многодневный праздник,  есть время, чтобы побывать в мужском монастыре в Адыгее.   8 марта- не мой день, не мой  праздник, однако, другие празднуют,  есть время посетить женский монастырь. )

Нехитрое бытие этих дней  ( записи о которых здесь отсутствуют),  состояло  в череде следственных и судебных дней. Обыски, допросы, как на стороне потерпевших, так и обвиняемых, многотомные ознакомления с материалами дела,  жалобы, заявления, общения с родственниками подзащитных.  А главное,- общения с психологами  и знатоками  человеческих душ,  с чиновниками от права,  советы которых  новизной не отличаются. Ошибаетесь, если думаете, имея право бороться со злом, я обязан заниматься этим.  Увы, я, адвокат, а профессия обязывает  заниматься  чужими делами.  Отвечаю чеховскими  словами,

-Простите меня, насекомого еле видимого. Помню вашу  «доброту». Здоровья вам.