Планета Омега

11391757_854578084595705_7122442157454464929_n

На планету Омега, если верить Шекли отправляли преступников, приговоры которым выносили сегодняшние   автоматы, похожие на  банковские. Жили ссыльные” по  понятиям” и по законам мафиозной верхушки

Овцы

Зарисовка АдвоКрата в суде.
У широкой степной дороги, называемой большим шляхом,
ночевала отара овец.
Стерегли ее два пастуха. ( А. Чехов “Счастье”)

Кобо учил  сына
– Говори, всегда  правду.
Поэтому на вопрос судьи, решавшим сегодня вопрос о продлении меры пресечения, подзащитный ответил
– ” Дэньги собираю”.
Напряженная тишина. Пауза закончилась, когда после пояснений было установлено, что Эдгар работает контролером на рынке. Напряжение спало,  и процесс опять превратился в рутину, когда было известно все, даже решение которое объявит судья через три с половины минуты, возвратившись из совещательного кабинета. Культура торжествующего закона очередной раз, как неоднократно и многотысячно раз, отправила очередную жертву под стражу. Любопытно было наблюдать восьмерых братьев Эдгара, пришедших   в суд. В узком коридоре суда, своими плечами они заняли все пространство. Увидев их, секретарша испуганным голосом сообщила, что в зал им нельзя. Только волевым решением суда, установившим, что процесс открыт для всех граждан, в том числе для братьев, они прошли в зал, культурно отключив телефоны. Молчание продолжалось минут десять, пока судья не спросил секретаря, где обвиняемый? Выяснилось, что секретарь ошибочно полагала, что Эдгар пришел в суд добровольно.

-Вах,- выдохнули братья,  и «пленника привела конвоирша – джан». В зал он вошел, как Мцыри, и гордо произнес
– Здравствуйте, братья.

Братья встали,   вместе с прокурором, проходя мимо которого, Эдгар успел обнять одного из братьев. А дальше, все по закону. Следователь коротко коснулась биографии клана семьи Лучианно.  Прокурор был более лаконичен. Адвокат напомнил  Верховный Суд и предложил на каждое заявление обвинения представить хотя бы одно доказательство.

Прокурор  возразил
– Хорошо, но только завтра.
Ничего не оставалось, лишь тоскливо  смотреть  в оконный проем, где в тени отрогов большого хребта стоял  Кобо, отец подзащитного, провожая глазами уходящую отару.
– Правда ли, что в городе людей еще больше, чем овец в его отаре, – думал он.  Сегодня позвонил адвокат и сказал, что Эдгара продолжают держать в тюрьме.
– За что арестовали сына,- спросил он адвоката из города.
– За правду, ответил тот.
– Годы идут, но жизнь не меняется , если людей продолжают сажать в яму за правду-, думал Кобо.
В ущелье, перекрывая шум усиливающего потока, плакал шакал.

Послесловие словами Чехова А.П. из той же книжки: Старик и Санька со своими герлыгами стояли у противоположных краев отары, стояли не шевелясь, как факиры на молитве, и сосредоточенно думали. Они уже не замечали друг друга, и каждый из них жил своей собственной жизнью. Овцы тоже думали…( А. Чехов. “Счастье”)