Записи 04.10.12 – 30.10.12

4 октября ( четверг) В сегоднишний суд следовал с чувством сродни тому, которое испытывает сирота из Сен-Тропе. С одной стороны осознание значимости. Доверитель не самый простой в наших кругах, значит доверяет. С другой, действительно одиноко. Никаких сведений о доверителе в течение последнего месяца. пропал человек. Позицию не согласовать. Да что позицию, бумаги не подписать самостоятельно. Доверенность, как то не догадался взять. В суде встретили четыре самурая, два из наших адвокатских кругов, остальные представиляли нотариальный люд. Жестко. Судья- трижды в совешательную комнату. Результат ноль, во всех ходатайствах отказала. Скажу так, “вагоны в никуда”. А что делать, заявлять надо. Вернется доверитель в белой шапке с Северного полюса и потребует отчет. Что предъявить? Страшно, однако, не из-за отсутствующего по неизвестным причинам доверителя. Войдя в суд, перед глазами портрет в черной рамке, знакомое лицо и боль, бьющая наотмашь. Его знал еще в годы молодости. Я по глупости бегал за убийцами, он- за ворами. он – в суд, я в адвокатуру. Сегодня встретились. Венок от приставов. Толпа, прроходящая мимо. Каждый со своими проблемами. Глаза любопытные, но равнодушные. От чего человек бывает плох? От того, наверное, что забывает, что над ним Бог.

5 октября Два дня пытался отстаивать интересы нотариуса, лишенного лицензии. Увы, надежде не суждено было исполниться. Опять на приеме, интересная встреча. В 1972 году получили, как принято говорить благоустроенную квартиру, взасен разрушенного строения в домовладении. Прошло сорок лет и уже дети, умершего решили вновь вернуть права на забытое домовладение, потеснив тех совладельцев, которые все эти сорок лет продолжали проживать на старом месте. Для этого четверо, два сыга. невестка и внук обратились в суд с иском о выделе им доли. Обпратившие ко мне находятся в крайне пречальном состоянии, совсем упали духом. понимаю, действительно столько лет прожить и вдруг, как снег на голову. появляются “захватчики” и просят суд вернуть им не то разрушенное строение, составлявшее часть домовладения, а другое- где проживают совсем другие люди. Интересный клинический случай.Положение нашей стороны осложнено еще одним обстоятельством, умер хозяин, а супруга, еще не приняла наследство. Замена стороны, правопреемство, все взяла на себя внучка. Подготовил встречное исковое заявление, посмотрим.

8 октября ( понедельник) Почти год. Срок по доверенности завтра заканчивался. Судом наконец принято решение о взыскании с “умершего”. Нет. Более правильно, с “почившего в небытие ” Адмирала ” деньги. Обычное рядовое дело о возмещении вреда причиненного ДТП растянулось до нерастяжимого. Уродство. С этой славной конторой, славной своими традициями, (вспомнить хотя бы умершего также лет пятнадцать назад 2-й негосударственный пенсионный фонд, рожденный все тем же “Адмиралом”) знаком давно. Отпрыск ушел в небытие вместе с деньгами, теперь исчез прародитель. Знающие поговаривают, что не ушел, а как беспринципная птица Феникс вновь возродился в иной ипостаси, но в тех же целях.

11 октября ( четверг) В Тракторный суд обратились дочь с внучкой к матери с требованием о признании недействительным договора купли- продажи квартиры. Я на стороне ответчицы, которая квартиру приобрела в собственность после выплаты паевых взносов в жилищном кооперативе. Квартира не была приватизирована, а следовательно, ее статус, несколько иной. Вероятно, истцы это не до конца осознают. Раньше мы встречались в суде Перводекабрьского района. В этом случае, истцом выступил покупатель этой квартиры с требованием о выселении дочери и внучки продавщицы. В этом суде я участвовал в деле на стороне покупателя, с требованиями которого суд согласился. Теперь бывшие ответчики выступили с иском к продавцу. Ладно бы, это процесс. И все бы ничего, только никак не могу привыкнуть к упрощенческому варианту его проведения, когда процессуальные нормы, устанавливающие порядок его проведения, как в этих случаях говорят- отдыхают, т.е. их не применяют. А со мной стажер, чему учиться? Он в последующем будет считать, что так и должно быть. Суд отложили, что по себе закономерно.

15 октября ( понедельник) История в Трактоном суде имела продолжение. Видимо, осознав, что их ожидает неудача, истцы- дочь и внучка решительно выступили против последствий продажи бабушкой квартиры, в которой они продолжали проживать. Не желая спорить в гражданском суде, написали заявление прокурору о том, что бабушка пропала, после того, как лишилась квартиры. Такие истории имеют место в славном городе, жителей которого погубит когда- нибудь ” квартирный вопрос”, поэтому сообщение было принято весьма серьезно. Развязка наступила неожиданно, когда в прокуратуру явилась виновница, бабушка, и заявила, что счастлива уже тем, что перестала видеть “любимых родственников”. Однако, нервы, нервы, здоровья моему доверителю, покупателю квартиры эта история явно не добавила.

16 октября ( вторник) Известно, когда Сталин почувствовал вкус побед, будучи человеком щедрым на репрессивные Указы гражданскому населению. Невольная мысль об этом возникает всякий раз, когда я приезжаю в Бабаевский суд. Почему то этот город у меня как -то близок к железным дорогам. И нынешнее дело имеет прямое отношение к дороге, более правильно, к вагонному депо, где ремонтируют подвижной состав. Иногда память откуда-то из уголков вытаскивает на поверхность, казалось бы, ненужные знания. Сталинский Указ о военизации железных дорог, когда мальчишек и баб было велено судить трибуналами. Над делом, где защищаю служащего на этой самой железной дороге, этот Указ не висит. Однако, дисциплина в нынешних судах сродни атмосфере сталинских процессов. Ни одного свидетеля, из показывающих, что служащий топки деньги брал. Однако, вменяют мошенничество

17 октября Нынешний Кировский суд представляект плачевное зрелище. Разруха бывает не только в головах, она в прямом смысле встречает пришедших строительным мусором и теми, кто этот мусор создает,- строителями, при этом выражение лица у последних более умное нежели у приходящих. У нас практически безнадежное дело, продолжающееся с мая, но видимо, в силу своей давности все более принимающее облик инстинктивного созерцания высшей сочувственности к моему подзащитному. Это, когда твой подзащитный становится блоее человечным в сравнении со стражниками его задержавшими. Сегодня допрос свидетеля. Парень из деревенских, святая простота которых, несмотря на просторы интернета, завораживает. Вот и сегодня, неожиданно для участвующего прокурора он свидетель обвинения признался, как на опознании в наручниках был не только мой подзащитный, но и два фигуранта, которых посадили рядом для придания опознанию большей объективности. А чтобы это опознание было еще более правильным, наручники одели и на этих самых фигурантов с улицы. Понятно, нарушение закона, прокурор раздосадован, рушится доказательство. Придав голосу наивность, как будто это в порядке вещей, когда вольным людям для бутафории одевают наручники, спрашиваю- И никто не возмущался, в ответ- Нет. Что скзать, велик путь страны, где живут такие послушные граждане, безропотно соглашаюшиеся на наручники.