Записи 06.11.12 – 26.11.12

6 ноября ( вторник) Первый день после праздничного Дня смуты, вместо завтрашнего 7 ноября. Куда идет гражданин Россиии после такого события? Ответ очевиден- в тюрьму. Вот и я пошел. С подзащитным знакомились с заключением экспертиз по делу, которое я называю ” Драгоценности генеральши”. Скажу так, в этом деле генеральша действительно настоящая, драгоценности, уверен, также, а вот похититель- поддельный. Скажу так, похититель, созданный в воображении генеральской свиты. Не возражаю, кража в доме генеральском была, но моего подзащитного, выносившего драгоценности никто не видел. Не видел не потому, что он был в маске. Нет. Он просто в это время был в ином месте. Сегодняшние три экспертизы свидетельствуют об этом. Однако, тужимся, как во всякой канализации, выполняем установку на “посадку”. Защищаемся. Следующий раз следователь обещал познакомить нас с Абакумычем. Будет ошибкой, если знающие юриспруденцию подумают о готовящейся к проведению очной ставки со свидетелем Абакумычем. Опять же нет. Там, где я сегодня был, Абакумыч- это ломик для отжима запоров двери. По всем признакам день прошел не зря. Думаю к окончанию следствия нас познакомят с Аристократом. Ну об этом завтра.

13 ноября ( среда) Уже хорошо, что не пятница. Хотя похожее состояние, когда необходимо попасть в три суда, практически одновременно. Хорошо еще два дела в одном суде- из двери в дверь. В Локомотивном суде дело отложили, заболел подзащитный. В Тракторном приближаемся к окончанию судебного разбирательства. Наверное, это можно назвать соло. Это когда прокурор молчит, не напрягаясь , за ним мощь всего государственного правового тракторостроения. Как выяснили в суде, подзащитного практически сутки держали в наручниках. А это уже пытки. Допросили свидетелей, подтверждают. Ходатайствую о назначении экспертизы. Отказ. Заявляю ходатайство о направлении сообщения о преступлении в следственный комитет, закон позволяет. Председательствующий в недоумении, такое у него впервые. Но закон дает мне такое право, поэтому его нерешительность меня нисколько не обескураживает. Напротив кураж в хорошом смысле. На этой волне в гражданский процесс на стороне ответчиков. Однако, выясняется, что при составлении истец допустил явную оплошность, суд ранее принимал решение по заявленному требованию. Оставили без рассмотрения, ну и на том, хорошо, возраст сказывается, сложно стало преодолевать марафон.

14 ноября ( среда) Сегодня кассация по уголовному делу, которое закончилось много месяцев назад. На следствие действия подзащитного -по статье 158 ч. 3, кража по признаку крупного ущерба. Крупный ущерб это разобранный на запчасти автомобиль из дружной семьи Волжского завода. В суде потерпевший был не столь категоричен, поэтому признак исключили, осталась часть вторая. Но это наши адвокатские заморочки. Подзащитный имеет рецедив, ожидать мягкого наказания не приходится. Однако жизнь продолжается, на момент осуждение- рождения ребенка. Люди живут надеждой. Здесь без альтернативы, если тебя просят продолжать борьбу за смягчение наказания. В суде, кроме несправедливых приговоров, наблюдаются искаженные представления о равенстве перед временем.. Ущербность бытия в том, что получаещь извещение о вызове на 10 часов и до 14 часов находищься перед дверью в ожидании, когда начнется слушание. Утомительность процесса- это по- мягкому. Статусное ( более точно,- низведение до стадного состояния, я то не один маюсь в ожидании) унижение- это состояние здравомыслящего, вынужденного мириться с невозможностью повлиять на затянувшийся процесс, когда четыре часа ждещь, чтобы тебя выслушали. Поэтому отказ в удовлетворении жалобы – это , как форма освобождения.

16 ноября ( пятница) С утра не заладилось. Кому как не практикующему доктору известны причудливые зигзаги доверителей. Тем более, тот, который инициировал неприбытие в суд, иногда заглядывает на эту страницу. Увы. Суд в Локомотивном районе отложили. Причина? Болезнь подзащитного. Что оставалось? Реализовать себя в поэзии под плитой или, как говорили бывалые, в правде под камнем, т.е. явиться в следственный изолятор, где начал знакомиться с материалами дела подзащитный, которого обвиняют в краже драгоценностей у генеральши. Знакомиться с делом с удивленным выражением- это когда тебе дают много томов по одному эпизоду кражи. Действительно, органы поработали с лихвой. Процесс пошел. Ознакомился с одним томов, поэтому не смог ответить на вопрос. Итак, если отец – дурак, а мать – проститутка, дети будут сытые или голодные? Однако, ответ обязательно найду, когда прочитаю все страницы дела, а места абстрактных «отца, матери и детей», займут реальные участники событий двухлетней давности. Но это завтра, а сегодня однокурсники встречались- годовщина смерти одного из нас выпуска 1984 года. Если пойти навстречу с самим собой в прошлое первого сентября к двери университета- еще есть силы, то направить себя в будущее- это сверх всяких душевных порывов. Окончание пьесы известно, смотреть со стороны, “примеривая на себе”- печально. Не смог. Во Блаженном Успении… прости меня раб Божий Анатолий.

19 ноября (понедельник) Пришел с утра в более высокую инстанцию из районного суда- в апелляционную. В областном суде атмосфера деловой пунктуальности- сверх нормативных показателей. Главное- быть среди первых. Это когда на 9 час 30 мин назначено три десятка дел, а тебя вызывают пятым. Отложили. Противной стороне, так иногда у нас называют противника, предложили представить дополнительные доказательства. Дело о выселении, мы выселили, а они не согласны. Думаю, наши ответчики пошли в задумчивости к старым сундукам для поиска пожелтевшей бумажки, которая подтвердит, что сорок лет назад квартира предоставлялась также им. Первое впечатление обычно обманчиво. Если повезло в областном суде не задержаться в очереди, в Тракторомоторном суде отыгрались по полной программе. Полтора часа ожидания в коридоре, где с грохотом и пылью идет ремонт, чтобы заявить ходатайство о привлечении соответчиков и через пять минут покинуть районный дом Фемиды. Человек через Интернет сделал заказ на пишушую ручку. Она была доставлена из дальней страны, вероятно, Китая. Бдительные таможенники обнаружили, ручка может осуществлять скрытую видеосъемку. Уголовного наказания избежать удалось. Следователю доказали, что время заказа было за два месяца до декабря 2011 года, когда в силу вступил закон, запрещающий приобретать шпионские штучки.

20 ноября Если прокурор после суда, проходя мимо, смотрит в сторону, с суровым выражением на лице,- не заметил. Это ли не признание вашего уродливого сознания, противящегося государственным интересам- осудить и наказать пусть и небезгрешного, но все-таки человека, вида близкого по родству к прокурорскому люду. Тракторостроительный суд с мая месяца рассматривал дело. Набор статей разнообразием не блешет, что свидетельтсвкет об однообразном течения бытия части ростовского народонаселения с пригородами типа Койсуга и Нахаловки- наркотики и кражи. Но если наркотики удалось- со второго раза поместить во вместительные карманы подзащитного, преуспели в другом- почти сутки содержали в наручниках. Я грешным делом подумал, сколько времени необходимо содержать в этих “средствах ограничения подвижности”, чтобы, например прокурор, согласился отказаться от обвинения, сравнивая помыслы подсудимого с чистотой альпийских вершин. Думаю,- минут пять. Приговор через неделю.

21 ноября ( среда) Уверенное понимание, что имею иммунитет, выработанный годами практики, исчезло со словами человека в мантии. Три тысячи рублей на содержание ребенка от больного четвертой степенью ожирения папаши. Справедливость в граните? Бездушие? Закономерность в развитии общества уродов? Соединим вместе и еще назовем много причин. Доверительница подавлена. Ребенок получал почти одиннацать тысяч при жаловании родителя более тридцати тысяч. Принес в суд справку о новой зарплате в шесть тысяч и справки о болячках, на лечение которых необходимо более двух тысяч. Итак, на ребенка и лекарства- пять тысяч, а покушать ему на одну тысячу. А в нем полтора центнера живого весу. Она принесла в суд постановление правительства ( государство расчитало сколько денег надо на ребенка-сироту, содержащегося в детском доме, одно пальто- на два года, столько жиров и белков.. в день) , на основе которого расчитала- ребенку необходимо ежемесячно в пять раз больше. С каждого родителя чуть более по восьми тысяч рублей. В мантии- арифметике не вняла. Честь и хвала остались в тех же стенах, которые покинула мать часто болеющего ребенка, рожденного “больным родителем”, просившего суд соблюсти ” баланс его интересов”, ссылавшегося на международные Пакты о правах человека, не являющегося самим таковым. Несколько дней назад у меня гостил англичани Энтони из туманного Альбиона, который выплачивает на содержание двух совершеннолетних учащихся дочерей, бывших жен, оставленных ради русской, денежную сумму, упоминая которую его лоб покрывается капельками пота. Видимо, это позволяет англичанину беречь фигуру и мозги от ожирения. Эх, Манчестер с приговородами, не понять тебе русскую душу, которая считает, чтобы ребенок получал большее содержание, его необходимо сделать сиротой. Что остается? Сражаться. С кем? С государством. За лишний кусок хлеба для мальчишки, которого оно эта У- родина уже внесла в списки призывников, чтобы призвать его на свою защиту, отказав малолетнему в средствах на повседневное существование.

22 ноября Бабаевский суд продолжает рассматривать уголовное дело про железную дорогу. Один из моих клиентов, человек с юмором, имеющий криминальную тематику, (в те годы воровали много, но не такими масштабами, как ныне) просил у меня совета, высказывая желание пойти работать на железную дорогу, для получения легкого заработка. Я ему тогда ответил, что лучше уж выйти на большую дорогу, эффект тот же, но возможностей больше. Прошли годы. Если что-то осталось неизменным, то лишь только желание правоохранителей, вероятно по привычке, сажать, благо железная дорога, по которой следуют этапы, рядом. Такие несложные мысли возникали в суде, который допрашивал водителей автомобилей, вывозивших эти самые запчасти, продолжающей оставаться железной,- дороги. Обвинение в хищении путем мошенничества. Доказательств получения денег не было изначально. При пролетарской власти уверенно заявил бы- ожидается переквалификация на более мягкую статью. В настоящем суде- не знаю, хотя водители про деньги ничего не сказали.

23 ноября Большое многоэтажное здание. Видимо, не менее полусотни комнат, в каждой из которой – по следователю. В каждой из комнат кропотливая работа следовательской мысли в перемешку с кофе и желанием низвергнуть. Впрочем, коллеге юристу, которого защищаю, это не угрожает. Статуса за провинность двухлетней давности его лишили. Однако, чем замечателем человек, стремлением защитить себя,а значит, свое будущее, следовательно близких, которые на это будущее расчитывают. Именно так поступил сегодня другой подзащитный. Позвонил следователь. Его сообщение меня не удивило, подзащитный по делу о краже драгоценностей у генеральши прочила семь томов, поэтому моя явка в иследственный изолятор необязательна, подписывать протокол ознакомления с делом не будем. Пользуюсь паузой, продолжаю также рассматривать страницы, обещающего быть неожиданным по развязке, дела на мониторе. Лет десять тому назад, моя судьба была бы иной. Удовлетворяя желание знать материалы дела, сидеть мне рядом с моим подзащитным в стенах казенного дома, кропотливо переписывая страницы.

26 ноября ( понедельник)Удивительное рядом. Должен был в следственном изоляторе встретиться с подзащитным, продолжая знакомиться с делом. Неожиданное случилось на углу Красноармейской и Кировского. Подзащитному дали свидание с отцом. По этой причине, его не привели в следственный кабинет. Следователь вне себя от своей доброты. Подзащитный почти за год впервые встретился с отцом. А мне осталось лишь знать, что сегодня подавили бунт осужденных в городишке Копейске. Вольные жители со страхом смотрят на заключенных ,что они- изверги, исчадия ада, освобожденные бунтом или неоправданным милосердием, вдруг бросятся врассыпную и ринуться грабить, насиловать, жечь, убивать. Ведь наверно только такие желания доступны звероподобным существам. И вот от этих зверей охраняет конвой, благородный тюремщик , от которых я сегодня возвращался. Опустели бы эти лагерные вышки. Но вся хитрость и сила государственной системы, о которой мне не читали лекции на юрфаке, в том, что этот страх, презрение к оказавшимся за решеткой – на неведении. Прозрение наступает лишь в том случае, если исчезнет с городского тротуара один из нас. К нему подойдут, возьмут под руки чистыми руками люди с холодными головами и горячим сердцем, охваченные любовью ко всему человечеству и ненавистью к одному из нас. Вот тогда родственникам уготована судьба испить до дна чашу горечи, задышать отравленным воздухом тюремной канализации.