Мыши съели вещдоки

крыса  Каждому  адвокату и правоохранителю известно, из  представителей рода Mus, наиболее распространена в ростовской губернии Mus musculus Linnaeus или просто  домовая мышь: длина хвоста 6- 10,5 см., мордочка, несколько укорочена, уши довольно большие, округлые.

Да что наш регион, распространение охватывает практически весь земной шар; во всяком случае, за малым исключением, все места, где обитает человек. Размножение продолжается круглый год до пяти, иногда даже больше пометов. Домовая мышь активна круглосуточно. Вот здесь, возьму на себя смелость утверждать,  плодовитость мышей, хорошо известна обывателям, но мало еще знают об этом феномене  правоохранители.

Подзащитный был задержан при проведении «контрольной закупки» наркотических веществ в г. Ростове- на- Дону. Ему  предъявили  обвинение по пяти эпизодам сбыта смеси семян мака с маковой соломой, наказание от 5 до 12 лет лишения свободы.
В ОВД есть сотрудник, производящий предварительное расследование, его называют следователем. В ОВД есть сотрудники, которые помогают следователю и старшине, их называют оперативные работники.  Еще в ОВД есть сотрудник, которому следователь передает на хранение вещественные доказательства,  его зовут старшиной.  По настоящему делу  оперативные сотрудники  передали следователю на хранение 20 полиэтиленовых пакетов смеси семян мака и маковой соломы , а следователь передал их  старшине на хранение. События происходили летом.

Как вы успели заметить, люди осведомлены, что мыши плодовиты и активны круглосуточно. Поэтому   несложно представить  восторг, который охватил все мышиное население, предки которого происходили от грызунов, обитавших все в тех же бывших «парамоновских складах» на ростовской набережной еще до революции 1917 года.   Одним словом, на момент ознакомления с материалами уголовного дела, а эти события происходили уже осенью, перед унылым взором защиты  предстала  печальная картина истребления вещественных доказательств. Самое любопытное, что в количественном и весовом измерениях вряд ли произошли изменения, так как зернышки мышиного помета имеют внешнюю схожесть с зернами мака. Увы, это не относится к качественному постоянству, ибо о гастрономической схожести помета и пищевого мака говорить не приходится, настолько они различны. Если Вы забыли, как пахнут мыши, посетите один из магазинов города, расположенный на первом этаже многоэтажного здания.

Когда защитник  знакомился с вещественными доказательствами, оказалось,  их наполовину съели мыши. Не столь, наверно, печально, что мыши съели мак. Главное другое, мыши наполовину изгрызли бирки, которыми были опечатаны полиэтиленовые пакеты, простите, вернее все то, что от них осталось.     Собственно эти бирки интересовали защиту. Как известно, бирка подписывается двумя понятыми. Понятые- это не следователь и не старшина, и даже не оперативные работники. Понятой- это гражданский человек,  из народа, который призван удостоверить факт, результаты и содержание проводимых действий. За редким исключением, ни одно уголовное дело в России не расследуется без того, чтобы не привлекались понятые.  Почему защиту так заинтересовали эти кусочки бумаги, именуемые бирками?

Профессионалу юристу знакомо это чувство. Его переживают даже начинающие следователи, это чувство справедливости. В данном случае речь идет об экспертизе, которая обнаружила в маке смесь маковой соломы.

Увы, повторное ознакомление с материалами дела, события происходили уже зимой, ясности не принесло. Мыши продолжили свое дело. Теперь они уже уничтожали не только вещественные доказательства, но, свидетельствуя юридическим языком, времен развитого социализма и раннего капитализма, вели себя цинично,  выражали явное неуважение к процессуальному кодексу, в той его части, которая касается вещественных доказательств. Следствие, молча, взирало на безобразие творимое мышами.
Совершенно ясно, что весной, к началу судебного разбирательства, все, что можно было съесть, мыши съели. Настоящий шок зашита испытала, когда вещественные доказательства были представлены на обозрение в суд. Была надежда в суде увидеть  ушастых виновников  и поговорить с ними на тему недопущения дальнейшего безобразия. К моему удивлению в большом картонном ящике, доставленной в суд, молча посапывая, сидели десятка два-три усатые тараканов, размер которых равнялся длине мышиного хвоста. Прокурор здесь же представил, а суд приобщил справку об уничтожении вещественных доказательств. В судебном заседании защитой заявлено ходатайство о признании доказательств, съеденных мышами, недопустимыми, с чем суд не согласился и признал подзащитного виновным в совершении  покушения на незаконный сбыт наркотического вещества, осужден к 4 годам 1 месяцу лишения свободы.
Однако,  был оправдан по 3 эпизодам обвинения.

Из приговора: « Указание стороны защиты на то, что представленные в суд на обозрение вещественные доказательства ( наркотические средства) фактически уничтожены и, следовательно, их из числа доказательств надлежит исключить, равно как и все сопутствующие вещественным доказательствам процессуальные документы, по мнению суда, является необоснованным, поскольку повреждены вещественные доказательства были непреднамеренно, ранее, когда они были целыми, они надлежащим образом осматривались и фиксировались, что и отражено в материалах дела»
Зашита отказ понимает  буквально,  а именно:  уничтожая вещественные доказательства мыши действовали неумышленно. А если мыши действовали  непреднамеренно, то вещественные доказательства можно уничтожать еще до суд.

А как быть с уголовно процессуальным законом,  осмотр   проводить в любой момент судебного следствия по ходатайству стороны. Отменить статью? Впрочем, ее тоже, наверное, съели мыши. Нет статьи.

Дорогой читатель, прошу, когда увидишь мышку, посмотри  внимательно, чем так отличается грызун, когда уничтожает твои запасы умышленно, от мышки, которая  грызет сухарь в твоей кладовке непреднамеренно,  по неосторожности.